Конституционный Суд России принял позитивное определение по жалобе, составленной адвокатом Артёмом Тимушевым в защиту вдовы потерпевшего

Ранее, гр. Ф. обратилась к адвокату Артёму Тимушеву по вопросу оспаривания конституционности части третьей статьи 42 УПК Российской Федерации.

При обращении к адвокату Ф. пояснила что, вступившим в законную силу приговором районного суда от 20 сентября 2017 года гражданин М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «з» части второй статьи 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» УК Российской Федерации; за потерпевшим и гражданским истцом Ш. признано право на удовлетворение гражданского иска, вопрос о размере которого передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. В период рассмотрения гражданского дела Ш. умер. Определением районного суда от 11 октября 2018 года отказано в удовлетворении ходатайства заявительницы о замене истца правопреемником – их несовершеннолетним сыном; производство по гражданскому делу прекращено. По мнению заявительницы, оспариваемая норма не соответствует статье 52 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет судам оставлять без удовлетворения исковые требования потерпевших от преступлений против жизни и здоровья.

В результате работы, проведенной адвокатом Артёмом Тимушевым, в Конституционный Суд России в защиту Ф. направлена соответствующая жалоба, рассмотренная Судом по существу.



Адвокат Артём Тимушев обратился с заявлением о необходимости изменения действующего уголовно-процессуального законодательства к лицам, обладающим в России правом законодательной инициативы

В заявлении адвоката в частности указывается, что в соответствии со ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

В соответствии с ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение вреда, причиненного преступлением.

По делу клиента адвоката Артёма Тимушева гр. Ш. суд, оставив иск потерпевшего о возмещении вреда от преступления в рамках уголовного судопроизводства без рассмотрения и прекратив производство по данному иску в гражданском процессе в связи с его смертью, фактически оставил требования потерпевшего о возмещении вреда от совершения в отношении него преступления без какого-либо удовлетворения, тем самым, гарантия, установленная ст. 52 Конституции РФ, согласно которой права потерпевших от преступлений охраняются законом, и государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба оказалась нарушена.



16 нояб. 2018 г. / Метки: Мои дела , УПК РФ , УК РФ

Адвокат Артём Тимушев обратился в Конституционный Суд России с жалобой в защиту потерпевших от преступлений против жизни и здоровья человека

Ранее, согласно Приговора Димитровского районного суда г. Костромы от 20.09.2017 года, вступившим в законную силу 02.11.2017 года, установлено, что гр. М. 01 мая 2017 года в г. Костроме, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, умышленно причинил гр. Ш. тяжкий вред здоровью, опасный для его жизни и вызвавший значительную стойкую утрату его трудоспособности.

Последствием преступных действий, совершённых М. в отношении Ш., явилась утрата им функций левой руки на всю жизнь (кисть руки не сжимается в кулак), что создало для Ш. постоянные неудобства в жизни и в быту, причинило существенные страдания, т.е. моральный вред.

Кроме этого, в результате данного преступления, совершённого в отношении Ш., на его животе образовался большой шрам и выпуклые грыжи между швами, что также причинило Ш. существенные страдания.

После совершения в отношении него преступления Ш. был вынужден уволиться с работы, не смог найти себя в жизни, стал злоупотреблять спиртным и, вследствие данных обстоятельств, умер в возрасте 44 лет.

При этом вред, причинённый Ш. в результате совершённого в отношении него преступления, так и остался не возмещён.



Адвокат Артём Тимушев представляет интересы обвиняемого по ч.3 ст. 290 УК РФ

За защитой по уголовному делу к адвокату Артёму Тимушеву обратился находящийся под стражей обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки за незаконные действия) гр. Ш.

Ознакомившись с материалами уголовного дела, адвокатом Артёмом Тимушевым было установлено, что постановлением Свердловского районного суда г. Костромы от 03.08.2018 года в отношении Ш. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок до 01.10.2018 года.

Суд апелляционной инстанции - судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила данное постановление суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу защиты Шатрова А.Б. без удовлетворения.

С данным постановлением суда сторона защиты Ш. не согласна, т.к. судами первой и апелляционной инстанций при его вынесении и утверждении допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, которые повлияли на исход дела.



Димитровский районный суд г. Костромы по жалобе адвоката Артёма Тимушева признал незаконным обыск в жилище

За защитой своего права на неприкосновенность жилища к адвокату Артёму Тимушеву обратилась гр. Л. При обращении к адвокату Л. пояснила, что в её квартиру, в которой проживает она и сын Л., предварительно отняв ключи от входной двери у её сына, ранее задержанного по подозрению в совершении преступления, ворвались ранее незнакомые ей сотрудники полиции. В этот момент её дома не было. Своего согласия на проникновение в её жилище сотрудников полиции она не давала, и её согласия никто не спрашивал. При этом, её сын, находящийся вместе с сотрудниками полиции, фактически был лишен свободы, т.к. находился в наручниках и его согласия на производство обыска в жилище так же никто не спрашивал.

Далее, на протяжении более 2-х часов оперативные сотрудники полиции, без следователя, адвоката и понятых переворачивали квартиру «вверх дном», после чего, когда обыск был фактически произведен и окончен, в квартиру пришла следователь, были приглашены понятые и сама гр. Л.

Следователь оформила протокол, но не обыска, а осмотра места происшествия, хотя если какое-то происшествие в квартире и случилось, то это – незаконное проникновение в квартиру сотрудников полиции.



10 авг. 2017 г. / Метки: Мои дела , УПК РФ , Районный суд

Конституционный Суд России принял в производство жалобу адвоката Артёма Тимушева на нарушение гарантии, установленной ч. 1 ст. 47 Конституции России нормой закона, установленной п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ

По вопросу представительства в Конституционном Суде России к адвокату Артёму Тимушеву обратился гр. В.

Согласно обвинительному заключению В. совместно с П. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 126, ч. 3 ст. 30 и п.п. «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении по данному уголовному делу следователь указывает формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за данное преступление.

В соответствии с обвинительным заключением «проезжая около магазина «Дорожник», расположенного в гор. Н., П., находясь в салоне названного автомобиля Ниссан под управлением М., действуя самостоятельно и не ставя в известность о своем замысле остальных участников похищения, желая подавить и сломить волю Г. к сопротивлению и пресечь его желание покинуть автомобиль похитителей, внезапно умышлено произвел выстрел из имевшегося у него огнестрельного бесствольного оружия самообороны «Пистолета комплекса «Оса» калибра 18х45 мм в область правого глаза последнего…»

Таким образом, П. при вышеизложенных обстоятельствах, совершил похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, в отношении двух лиц, которые повлекли иные тяжкие последствия (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Г.), то есть преступление, предусмотренное п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ.



Артём Тимушев помог потерпевшей, получившей тяжкий вред здоровью в результате ДТП, виновник которого скрылся

За юридической помощью к Артёму Тимушеву обратилась гр. Г., которой был причинен тяжкий вред здоровью в результате ДТП.

Согласно представленным гр. Г документам, водитель А., управляя а/м «Хендэ Гетц», в районе д.2 корп.1 по ул. Ш., выехав на перекресток на запрещающий сигнал светофора, совершил наезд на пешехода Г.

В результате указанного ДТП пешеходу Г. был причинён тяжкий вред здоровью. С места ДТП водитель А. скрылся, не оказав пострадавшей Г. какой-либо помощи.

Исследовав представленные гр. Г. материалы дела, Артём Тимушев помог ей составить жалобу в порядке ст.ст. 124-125 УПК РФ.

При этом, в составленной Артёмом Тимушевым жалобе указывалось, что водитель А., не имея права управления автомобилем, будучи ранее неоднократно привлеченным к ответственности за нарушение правил дорожного движения, нарушая ПДД РФ, не только причинил пострадавшей Г. тяжкий вред здоровью, но и скрылся с места ДТП, не оказав ей какой-либо помощи, т.е. водитель А. так же совершил преступление, предусмотренное ст. 125 УК РФ - оставление человека в опасности.

В связи с этим, противоправные действия обвиняемого А. в отношении Г. должны быть квалифицированы, как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 125 и ч. 1 ст. 264 УК РФ, т.е. норма, установленная п. 6 Постановления ГосДумы РФ об амнистии от 18.12.2013 к А. применена быть не должна, и он должен подлежать уголовной ответственности и уголовному наказанию в виде реального лишения свободы.

Руководство следственного органа, в котором рассматривалось уголовное дело в отношении А., согласилось с доводами жалобы потерпевшей Г. и постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении А. было отменено.



30 янв. 2015 г. / Метки: Мои дела , УПК РФ , УК РФ , ДТП

Конституционный Суд России по жалобе Артёма Тимушева принял Определение, разъясняющее порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения

По жалобе Артёма Тимушева Конституционный Суд России принял Определение № 2161-О, разъясняющее порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения у мирового судьи, и позволяющее заявителю получить от государства компенсацию морального вреда, возникшего вследствие незаконного вынесения мировым судьёй по делу частного обвинения определения об отказе в принятии заявления о преступлении и возбуждении по нему уголовного дела.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Артём Тимушев просил признать не соответствующими статьям 2, 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации пункт 4 части пятой статьи 318 УПК Российской Федерации, поскольку он позволяет мировому судье отказывать в принятии заявления по делу частного обвинения ввиду отсутствия в нем данных о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, а также часть 6 статьи 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», которая препятствует потерпевшему по делам частного обвинения самостоятельно истребовать и получать из полиции сведения о паспортных данных лиц, привлекаемых им к уголовной ответственности.



Артём Тимушев обратился к лицам, обладающим в России правом законодательной инициативы

С просьбой внести изменения в ч. 2 ст. 259 УПК РФ Артём Тимушев обратился к лицам, обладающим в России правом законодательной инициативы.

При этом в своем обращении Артем Тимушев ссылается в том числе и на позицию заместителя председателя Московского Городского суда Д.А. Фомина который в своем интервью от 14.01.2014 г. (подробнее см.:на сайте Право.РУ) на вопрос корреспондента Право.ру:

– Получается, что технически все готово (для аудио-протоколирования судебных заседаний) или почти все готово, но какой-то "отмашки" нет. Необходимо создать нормативную базу?

Ответил:

– Да, хотелось бы процессуального закрепления процесса аудио- и видеофиксации заседания. Сейчас в подзаконных нормативных актах, инструкциях ничего об этом напрямую не говорится. Нет запрета, но нет и прямого указания это делать. Поэтому, наверное, какие-то предложения мы подготовим в части законодательного обеспечения работы систем аудио- и видеопротоколирования, чтобы можно было проблемные ситуации решать легко на основании закона или инструкции.

Таким образом, вопрос об обязательном аудио-протоколировании судебных заседаний по уголовным делам волнует и самих судей, а значит, является крайне актуальным как для участников уголовного процесса со стороны защиты и обвинения, так и для самого Суда.



14 апр. 2014 г. / Метки: Мои дела , УПК РФ

Конституционный Суд России рассмотрел жалобу Артема Тимушева на норму закона, установленную ч. 2 ст. 259 УПК РФ

Определением № 2061-О от 24.12.2013 года Конституционный Суд России, рассмотрев жалобу Артема Тимушева на норму закона, установленную ч. 2 ст. 259 УПК РФ (протокол судебного заседания) указал, что Статья 259 УПК Российской Федерации закрепляет требования, предъявляемые к ведению протокола судебного заседания, в том числе требование о достоверном и последовательном отражении хода судебного разбирательства, и обязанность председательствующего и секретаря судебного заседания изготовить протокол и ознакомить с ним стороны по их ходатайству. Данная статья прямо устанавливает, что для обеспечения полноты протокола при его ведении могут быть использованы стенографирование, а также технические средства (часть вторая); если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допросов, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания, материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела (часть пятая), что может служить средством обеспечения полноты и объективности протокола, а также способствовать оценке вышестоящими судебными инстанциями правосудности принятых по уголовному делу решений. По смыслу указанных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, секретарь судебного заседания, действуя в официальном качестве, при ведении протокола для обеспечения его полноты также официально использует и технические средства.

Таким образом, к сожалению, Конституционный Суд России не видит несоответствия Конституции РФ в том, что действующая редакция ст. 259 УПК РФ не обязывает суд производить аудиозапись судебных заседаний, а оставляет этот вопрос на усмотрение суда, что зачастую и влечет нарушение Конституционной гарантии равенства ВСЕХ перед законом и судом, установленную ч. 1 ст. 19 Конституции России.



02 апр. 2014 г. / Метки: Мои дела , Конституционный суд , УПК РФ