Государственная Дума России в ответе на обращение адвоката Артема Тимушева указывает, что никаких проблем в защите прав потерпевших по делам частного обвинения ими не усматривается


22 июня 2013 г.

Председатель Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального Собрания России П.В. Крашенинников в своем ответе на обращение адвоката Артема Тимушева с просьбой рассмотреть внесение изменений в УПК РФ, и распространить на уголовные дела частного обвинения положения, касающиеся дел частно-публичного обвинения (в первую очередь требования о проведении обязательного предварительного досудебного расследования), указал, что в положении частного обвинителя, потерпевший никаких процессуальных ограничений не испытывает.

По мнению П.В. Крашенинникова «… это позволяет самим гражданам…решать…нужно ли требовать привлечения виновного к уголовной ответственности,…кроме того, такие преступления отличаются специфическим кругом затрагиваемых отношений – в частности, отношения между членами семьи, родственниками, знакомыми и т.д…., при этом подобные конфликты носят временный характер и часто заканчиваются примирением сторон…».

По мнению адвоката Артема Тимушева этот довод не противоречит предложению о распространении уголовно-процессуальных норм о делах частно-публичного обвинения на уголовные дела частного обвинения, т.к. в соответствии с действующим УПК РФ уголовные дела частно-публичного обвинения, так же как и уголовные дела частного обвинения, возбуждаются только по заявлению потерпевшего, и могут быть прекращены в связи с примирением сторон.

Далее, П.В. Крашенинников пишет: «…предоставление потерпевшему…возможности без участия государственных органов инициировать уголовное дело и выступать в судебном заседании…свидетельствует о значительном повышении процессуальных прав потерпевшего…»

К сожалению, этот довод не соответствует действительности.

В существующей в России практике по уголовным делам частного обвинения данные обстоятельства выглядят совсем по-иному.

Органы внутренних дел России, устанавливая, что в заявлении потерпевшего имеются лишь признаки преступления, уголовное преследование за которое осуществляется в частном порядке (побои, причинение легкого вреда здоровью и клевета), незамедлительно выносят Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом более никаких мероприятий и следственных действий (например, даже осмотра места происшествия) не производят.

Органы прокуратуры России, в соответствии с действующим УПК РФ, признают данное бездействие ОВД законным и обоснованным.

Мировой судья принимает решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения только в случае соблюдения потерпевшим (частным обвинителем) требований, установленных ч. 5 ст. 318 УПК РФ. Потерпевший же не всегда имеет возможность самостоятельно (без помощи государственных органов) установить полные паспортные данные лица, привлекаемого к уголовной ответственности. По этой причине мировые судьи часто отказывают в возбуждении уголовных дел данной категории, и нарушенные права потерпевших остаются без какой-либо государственной защиты.

Частный обвинитель (потерпевший) в соответствии с действующим УПК РФ не имеет возможности (лишен права) осуществить полноценный сбор доказательств, для последующего представления их в суд, т.к. он лишен возможности самостоятельного производства следственных действий, таких как осмотр места происшествия, проверки показаний на месте, следственного эксперемента, обыска, выемки и т.д.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом России, Мировой судья по уголовным делам частного обвинения так же правом производства данных следственных действий не наделен.

Таким образом, несмотря на все доводы, изложенные в ответе П.В. Крашенинникова № 3.3.-26/700 от «13» июня 2013 года, главный аргумент адвоката Артема Тимушева, о том, что частные обвинители по действующему Уголовно-процессуальному Закону России не имеют возможности осуществить полноценный сбор доказательств по уголовному делу и произвести необходимые следственные действия, предусмотренные по делам частно-публичного обвинения, опровергнут не был.

Наличие в УПК РФ различий в производстве по уголовным делам частного обвинения с одной стороны и частно-публичного и публичного обвинения с другой, по мнению адвоката Артема Тимушева, нарушают Конституционные гарантии прав человека, установленные ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 45, ст. 52 Конституции России.

Данными нормами уголовно-процессуального закона устанавливается и декларируется уголовно-процессуальное неравенство между потерпевшими по делам частного обвинения (частными обвинителями), защитой их прав и законных интересов с одной стороны, и потерпевшими по делам частно-публичного и публичного обвинения, защитой их прав и законных интересов с другой.



Похожие новости

За защитой и юридической помощью к адвокату Артёму Тимушеву обратился клиент с рубленой раной от удара топором в правую височную область

При обращении к адвокату доверитель К. пояснил, что 25 ноября 2018 года, около 10 часов, в пос. Красное-на-Волге, гр. Д. совершил в отношении него преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30 п.п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и ч. 3 ст. 30 п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ...


01 дек. 2018 г.

Конституционный Суд России рассмотрел жалобу Артема Тимушева на норму закона, установленную ч. 2 ст. 259 УПК РФ

Определением № 2061-О от 24.12.2013 года Конституционный Суд России, рассмотрев жалобу Артема Тимушева на норму закона, установленную ч. 2 ст. 259 УПК РФ (протокол судебного заседания) указал, что Статья 259 УПК Российской Федерации закрепляет требования, предъявляемые к ведению протокола судебн...


02 апр. 2014 г.

Владимир Луковский, оправданный присяжными по делу об убийстве лидера российских "афганцев", освобожден в зале суда

Сегодня Мосгорсуд приговорил к трем годам лишения свободы предпринимателя Владимира Луковского, оправданного 2 сентября 2011 года коллегией присяжных, признавших его не причастным к убийству в 1994 году председателя Российского фонда инвалидов войны в Афганистане Михаила Лиходея.


12 сент. 2011 г.