Адвокат Артём Тимушев обратился в Конституционный Суд России с просьбой проверить конституционность норм Закона, установленных п. 7 ч. 2 ст.85 ФЗ «Об исполнительном производстве» и ч. 1 ст. 286 УК РФ.


20 июля 2018 г.

Ранее, приговором Красносельского районного суда Костромской области подзащитный адвоката Артёма Тимушева В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Не оспаривая фактических обстоятельств, установленных судом первой и апелляционной инстанций, и в полной мере отражённых в итоговых процессуальных решениях, необходимо отметить, что при вынесении данных решений, суды первой и апелляционной инстанций, проигнорировали позицию Верховного Суда РФ, изложенную в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий", в части того, что ответственность за превышение должностных полномочий наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.

Между тем, как было установлено, в ходе предварительного расследования уголовного дела и в ходе его судебного рассмотрения как в первой так и в апелляционной инстанциях, В., игнорируя требования п. 7 ч. 2 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» об обязанности привлечь оценщика, самостоятельно, не обладая специальными познаниями о техническом состоянии транспортных средств и их стоимости, не прибегая к услугам специалиста оценщика, произвёл оценку 10 единиц движимого имущества должника на которое ранее был наложен арест, оценив при этом каждую единицу техники менее, чем в 30 000 рублей.

Далее, В., в нарушение ч. 6 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» не направил копию постановления об оценке имущества должника одному из взыскателей, тем самым, лишив данную организацию возможности оспорить произведённую им оценку имущества.

Далее, В., вынес постановление об установлении должнику МУП «Красноетеплоэнерго» срока для самостоятельной реализации вышеуказанного имущества до 17 июля 2015 года.

По истечении установленного должнику срока, В. не направил взыскателю предложения об оставлении арестованного имущества за собой, тем самым лишив их возможности возмещения имеющейся перед ними задолженности, что повлекло незаконное отчуждение данного имущества путём его продажи.

Таким образом, по мнению суда первой и апелляционной инстанций, преступное деяние В., образующее признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, т.е. превышение им должностных полномочий, выражается в череде совершённых им служебных бездействий, а именно в том, что В., будучи должностным лицом - :

  1. Не привлёк к оценке арестованного имущества должника специалиста оценщика.
  2. Не направил копию постановления об оценке имущества должника взыскателю ПАО «Костромская сбытовая компания».
  3. Не направил взыскателю ПАО «Костромская сбытовая компания» предложения об оставлении арестованного имущества за собой.

При этом данную совокупность бездействий В. суды первой и апелляционной инстанций квалифицируют, как превышение им своих должностных полномочий, игнорируя положение, установленное в ч. 1 ст. 286 УК РФ о том, что превышение должностных полномочий - это совершение должностным лицом именно умышленных активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий.

Защита же настаивает на том, что деяние В. не может быть квалифицировано как превышение им своих должностных полномочий, т.к., во-первых, никакого мотива, а следовательно и умысла занижать стоимость имущества должника при самостоятельной оценке у В. не было, а во-вторых он (В.), не привлекая к оценке имущества специалиста оценщика, и не направив копию постановления об оценке имущества должника взыскателю, совершил череду бездействий, ответственность за которые предусмотрена ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность), а не ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение полномочий).

В связи с изложенным, нормы Закона, установленные действующими редакциями п. 7 ч. 2 ст. 85 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и ч. 1 ст. 286 "Уголовного кодекса Российской Федерации" применённые Судом по делу Заявителя в их взаимосвязи, нарушают, установленную ч. 3 ст. 49 Конституции России гарантию того, что все неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, в части того, что исходя из совокупности бездействий заявителя, установленных следствием и судом, объективная сторона, совершённого им деяния подпадает под диспозицию нормы закона, установленную ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность), а не ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), т.к., исходя из установленных обстоятельств, инкриминируемое В. правонарушение заключается в том, что он не исполнил обязанность по привлечению оценщика, т.е. совершил бездействие по неосторожности (по небрежности) при оценке вещи, которую вправе был производить в силу возложенных на него должностных полномочий.



Похожие новости

Адвокат Артём Тимушев добился освобождения обвиняемого из СИЗО

Адвокат Артём Тимушев, осуществляя защиту Л., обвиняемого следствием в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабёж, совершённый группой лиц с применением насилия), путём заявления соответствующих ходатайств в защиту Л., и предоставления ...


13 окт. 2017 г.

Конституционный Суд России принял в производство жалобу адвоката Артёма Тимушева на нарушение гарантии, установленной ч. 1 ст. 47 Конституции России нормой закона, установленной п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ

По вопросу представительства в Конституционном Суде России к адвокату Артёму Тимушеву обратился гр. В. Согласно обвинительному заключению В. совместно с П. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 126, ч....


25 марта 2016 г.

Конституционный Суд России принял в производство жалобу адвоката Артема Тимушева в защиту потерпевших по делам частного обвинения

В своей жалобе адвокат Артем Тимушев обращает внимание Конституционного Суда России на нарушение положений, установленных ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 45, ст. 52 Конституции России положениями, установленными ч. 2 ст. 20, ст. 318, ст. 319, ст. 321 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федер...


24 мая 2013 г.