Адвокаты жалуются, что их вынуждают "продавать" адвокатскую тайну


06 дек. 2013 г.

Адвокаты из некоторых регионов жалуются, что их вынуждают раскрывать адвокатскую тайну в обмен на компенсацию из местного бюджета за оказанную бесплатно помощь льготникам и малоимущим. Проблему адвокаты видят в том, что федеральный законодатель слишком много полномочий дал региональным коллегам. В государственно-правовом управлении президента удивляются, что адвокатура и чиновники не могут договориться, и решения вопроса не предлагают.

В конце 2011 года с подачи Дмитрия Медведева, занимавшего в тот момент кресло президента России, парламент принял закон 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации". Благодаря ему малоимущие, инвалиды I и II групп, ветераны Великой Отечественной войны, дети-сироты могут получать бесплатно правовые услуги при проведении сделок с недвижимостью (если это единственное жилье), в спорах по поводу коммунальных услуг, трудовых конфликтах и по вопросам пенсий и алиментов. Оказывать услуги льготникам разрешили государственным юридическим бюро, внебюджетным фондам, юридическим клиникам при вузах, негосударственным центрам бесплатной юрпомощи, адвокатам и нотариусам. Их расходы должны компенсировать региональные бюджеты. Субъекты Федерации должны были определиться, кого привлекать к участию в системе бесплатной юрпомощи, расширять ли список льготников и доступный им перечень услуг. Но самое главное — местные чиновники получили право определять, как юристы должны отчитываться о проделанной работе (п.6 ст.12 ФЗ-324).

Не освоим деньги мы — их отдадут другим

О проблемах оказания бесплатной юридической помощи говорили вчера на конференции "Адвокатура. Государство. Общество" в Санкт-Петербурге. Единообразия в ее оказании в России нет, следовало из выступления президента адвокатской палаты Московской области Алексея Галоганова. Регионы по-разному финансируют эту работу — во Владимирской области, например, на год выделили около 11 млн руб., а в Ивановской — 100 000 руб. "Представляете, 100 000 руб. на регион", — восклицал Галоганов. Похвастаться оказанием бесплатной юрпомощи населению глава подмосковных адвокатов тоже не смог — местный закон был принят только осенью 2013 года. Зато власти пообещали на 2014 год областным адвокатам 368 млн руб. за эту работу, говорил Галоганов с трибуны под удивленное перешептывание коллег из регионов.

"Сейчас перед адвокатами задача – надо оказывать эту помощь. Надо осваивать эти деньги. Не освоим мы — освоят другие", — лаконично объяснил президент адвокатской палаты Московской области. Первые случаи изгнания адвокатов из этой системы уже есть, например, в Тамбовской области. А поспособствовал этому федеральный закон, который разрешил оказывать гражданам юрпомощь, в частности, госслужащим. "А бесплатно – это первый шаг, потом [перейдет это] ко всему остальному. Нам надо серьезно к этому отнестись, сохранить адвокатуру, усилить ее позиции, — рассуждал Галоганов. - Моя точка зрения — адвокатуре необходимо заниматься этим [вопросом] очень серьезно, нельзя упускать эту бесплатную юрпомощь, нужно соглашаться и оказывать ее за небольшие деньги, которые предлагают, наладить систему оплаты".

Адвокатскую тайну оценили в рублях

Систему оплаты налаживать, действительно, нужно подхватил тему следующий выступавший — президент адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа Валерий Анисимов. Адвокатам, оказывающим бесплатную помощь населению, в регионе установлена "достойная оплата", рассказал он, не назвав конкретных цифр. Позже в кулуарах его коллеги удивлялись суммам: 5000 руб. за судодень, 2000 — за консультацию. (По постановлению правительства ХМАО за судодень в райсуде - 0,75 минимального размера оплаты труда, плюс северные надбавки). Но чтобы получить эти деньги, адвокатам приходится отчитываться перед чиновниками из департамента внутренней политики ХМАО — отдавать им представляющие адвокатскую тайну копии соглашений, письменных консультацией, судебных решений. "Мы, для того чтобы адвокаты получали деньги, пошли на такой не очень совсем правильный [шаг], пошли на сделку с совестью, с законом, — говорил Анисимов. — Но мы берем от гражданина его согласие на передачу информации для третьих лиц". Случаев отказа подписать такую бумагу еще не было, рассказал "Право.Ru" после конференции Анисимов, но признал, что в противном случае адвокат будет вынужден работать бесплатно.

Глава адвокатской палаты ХМАО винит в сложившейся ситуации "региональный компонент", который включен в федеральный закон о бесплатной юрпомощи. По нему, объяснял он, регионы сами определяют порядок оплаты труда адвоката. В результате чиновники для отчетности требуют сведения, относящиеся к адвокатской тайне, например, копии исковых заявлений и ходатайств, в противном случае отказываясь платить. Договориться на местах адвокатским палатам с чиновниками зачастую не удается. Складывается такое впечатление, что чиновники на местах о нашем законе об адвокатуре даже не слышали, сетовал Валерий Анисимов, не слышали, что в нем и в федеральном законе о бесплатной юрпомощи есть слова о конфиденциальности работы адвоката. "Мы посмотрели нормативно-правовые акты Амурской, Магаданской, Тульской, Томской, Новосибирской областей, Ульяновской, Тюменской, Челябинской, Чувашской республики, республики Алтай, Башкортостана, Хабаровского края. В основном везде это так. Аналогичные требования – представлять для оплаты определенные документы, — говорил Анисимов. — Это противоречит федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре".

При этом он признал, что есть и положительные примеры реализации закона о бесплатной юрпомощи на местах. В Воронежской области, например, адвокатская палата передает чиновникам сводные документы, которые подтверждаются актом об оказании юрпомощи — то есть только перечень оказанных услуг и составленных документов с указанием цен на эти услуги. Позже глава адвокатской палаты Воронежской области Владимир Калитвин в разговоре с корреспондентом "Право.Ru" признал, что им удалось "выговорить возможность не посылать копию соглашений" чиновникам. Но закон об адвокатуре ставит вопрос шире — сам факт обращения клиента к защитнику — тайна. "Если человек через соцорганы зарегистрировался и заявил о необходимости юрпомощи, то он согласился на такие условия, поэтому раскрытия нет – презюмируется, что человек согласие дал", — рассуждает Калитвин.

Орловским депутатам и вовсе удалось убедить чиновников, что они не будут раскрывать даже имена клиентов адвокатов, не говоря уже про копии составленных документов. Президент адвокатской палаты Орловской области Сергей Мальфанов рассказал корреспонденту "Право.Ru", что им до местных чиновников "удалось довести требования федерального законодательства, удалось убедить, что региональные законы не должны противоречить федеральным". Проверкой достоверности сведений от адвокатов занимается сама орловская адвокатская палата.

Но имеющий другой опыт Анисимов в выступлении отмечал, что не следовало федеральному законодателю давать субъектам право самим определять порядок исполнения этого закона. "Может быть, [нужно было] установить на федеральном уровне какие-то гарантии, или границы, которые нельзя пересекать, — рассуждал он. - На месте эти вопросы с департаментами мы не можем решить, так как идем в роли просителя".

- Я не совсем понял смысл вашего тезиса о том, что нужно менять законодательство. Зачем менять? — удивлялся в ответ референт государственно-правового управления президента Михаил Палеев.

- Основной момент: субъекты в своих законодательных актах заставляют адвокатов предоставлять копию соглашения, что федеральный закон об адвокатской деятельности запрещает. Сам факт обращения гражданина к адвокату уже тайну составляет. А адвокаты вынуждены предоставлять [информацию], или мы не сможем работать, потому что они диктуют нам [условия], — начал повторять свои тезисы Валерий Анисимов.

- Не проще ли решить у себя там с вашими органами, — перебил его Палеев.

- Но не получается, — развел руки Анисимов.

- Не проще, — раздались голоса из зала.

Дискуссию пресек президент Федеральной палаты адвокатов, адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгений Семеняко, сославшись на разную практику в регионах: для кого-то это проблема — для кого-то нет. В качестве примера он назвал опыт Санкт-Петербурга. Там "льготники" приходят к адвокатам через соответствующие органы соцзащиты, то есть "уже дали информацию, что они претендуют на бесплатную юрпомощь". "С этой точки зрения не будет нарушения принципа конфиденциальности, когда факт обращения к адвокату будет обнародован", — считает Семеняко. С ним согласна его коллега — вице-президент адвокатской палаты Санкт-Петербурга Татьяна Тимофеева, после конференции она рассказала, что договориться с чиновниками удалось, и они не требуют нарушать адвокатскую тайну. "Мы пошли по пути актов об оказанных услугах, которые составляются на каждую услугу, — говорит Тимофеева. - Мы не показываем правовые документы, не раскрываем тонкости дела. Мы говорим предмет помощи, отрасль права, стоимость, количество, дата".

Семеняко в завершение миролюбиво предложил коллегам к февралю-марту собрать данные по регионам и обобщить практику реализации закона, а уже после этого выйти с предложениями в Минюст, если они появятся.

Адвокатов наделили несвойственными функциями

У главы ханты-мансийских адвокатов Валерия Анисимова были еще две претензии к форме реализации закона о бесплатной юрпомощи. Во-первых, адвокат должен убедиться, что у человека есть право на такую помощь. Если адвокат ошибется в пользу клиента, ему из бюджета работу не оплатят, если же необоснованно откажет в помощи — грозит дисциплинарная ответственность. По 324-ФЗ льготник может рассчитывать на адвоката в спорах о единственном жилье. Доходит чуть ли не до того, рассказывал Анисимов, что чиновники считают, что адвокат должен запросить справку в Росреестре ("а кто бы ему ее дал"), чтобы убедиться, что жилье у потенциального клиента единственное.

Такой проблемы в Санкт-Петербурге нет, после конференции рассказала "Право.Ru" Татьяна Тимофеева. Адвокат в Санкт-Петербурге, по ее словам, выясняет, есть ли у заявителя право на бесплатную помощь, через специальную электронную систему ("Электронный социальный регистр населения Санкт-Петербурга), которая была разработана совместно с городом. "Нам достаточно заполнить маску на основании документа, удостоверяющего личность, и нам программа подтверждает, что человек жив, зарегистрирован, есть ли у него льготный статус", — объясняет она.

Второй претензией у Анисимова было то, что адвокатская палата несет расходы из-за закона о бесплатной юрпомощи — чиновники отказываются перечислять деньги напрямую адвокатам в их адвокатские образования и отправляют их в палату. Последняя составляет и отправляет платежки адвокатам, корректирует данные, если того требуют чиновники, "каждая платежка стоит 40 руб.". "Это накладывается на расходы адвокатов, даже тех, которые не занимаются оказанием бесплатной юрпомощи, — говорил Анисимов. — На этом мы теряем очень большие деньги. Я не брал и категорически не хочу брать какие-то проценты [с оказывающих бесплатную юрпомощь], потому что если я их возьму, Счетная палата [округа] пойдет проверять финансирование".

Президент ФПА Евгений Семеняко вновь назвал в качестве примера опыт Санкт-Петербурга. Адвокаты, которые оказывают бесплатную юрпомощь, рассказал он, платят в палату по 10% от тех сумм, которые получают за эту работу. Работу им обеспечивает адвокатская палата, объяснил он логику. "Это как раз позволяет компенсировать те издержки по организации бесплатной юрпомощи, которая несет адвокатская палата", — заметил он. После конференции Валерий Анисимов сообщил, что обсудит с петербургскими коллегами этот подход, и возможно, в ХМАО его возьмут на вооружение.

В Орловской области, рассказал после конференции "Право.Ru" глава местных адвокатов Сергей Мальфанов, нет проблем, о которых говорил его коллега из ХМАО. Орловские чиновники напрямую готовы перечислять деньги в адвокатские образования, минуя адвокатскую палату. При этом он заметил, что на протяжении двух лет финансирования не было вообще, так как уполномоченный орган был определен только в ноябре 2013 года. На следующий год орловским депутатам на бесплатную юрпомощь населению в местном бюджете "забронировали" 500 000 руб., но пообещали выделить больше, если потребуется.

Источник: Право.РУ



Похожие новости

ФПА создает реестр бывших адвокатов, которых не примут ни в одну палату

Создание реестра адвокатов, лишенных статуса, а также формирование единой корпорации практикующих юристов обсуждалось на состоявшемся в понедельник заседании Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, сообщает пресс-служба ФПА. Создание единой профессиональной корпорации на основе адвокатского статуса...


17 июня 2014 г.

Новые права задержанных избавят следователей от части работы

Следователей и дознавателей избавят об обязанности уведомлять близких подозреваемого относительно его задержания. Сейчас правоохранители обязаны это сделать в течение 12 часов с момента, как к ним поступил задержанный, либо предоставить ему самому возможность связаться с близкими, но сенаторы Конста...


20 нояб. 2013 г.

Российские адвокаты объявили бойкот следствию и суду

Российские адвокаты в пятницу, 16 марта, провели общероссийскую акцию протеста и проигнорировали все процессы, на которые были назначены органами дознания, следствия и суда. Первыми свое негодование высказали юристы Пермского края, которые за день до бойкота опубликовали на сайте местной адв...


20 марта 2012 г.